Новый Нюрнберг.

1. Время менять правила


«Сегодня евроатлантическое сообщество столкнулось с беспрецедентными вызовами, исходящими с юга и востока» — так сказано в совместном документе, подписанном в Варшаве руководителями НАТО и ЕС. В то же время, НАТО подчёркивает, что, по прежнему готово к «конструктивному» диалогу с Россией. Стесняюсь спросить, — а о чём диалогу? И с какими аргументами? И не поздно ли? Или, может быть, батальоны, размещаемые в странах Балтии и Польше есть один из аргументов? Тогда, конечно. Но и это, пусть и хорошо, но, явно, недостаточно. Слишком уж всё далеко зашло.

Дело не только в аншлюсе Крыма и нескончаемой войне на Востоке Украины, проблема гораздо глубже — проникновение тихой сапой России на Запад, приобретение агентов влияния, скупка политиков, и да — та самая гибридная война, о которой говорят в НАТО. Эта война, она ведь не ограничивается одной Украиной, она, повторю, пришла и в Европу, тоже. Для ведения этой войны, вовсе не обязательно стрелять и бомбить — медленное разложение, нагнетание хаоса, оголтелая подрывная пропаганда, всё это элементы всё той же гибридной войны.

Я не сомневаюсь, что уже сегодня Москва поднимет страшный вой об «агрессивном блоке», который подбирается всё ближе к их границам. Самое забавное, что за это Россия может благодарить, исключительно, себя саму,сделавшую всё возможное, чтобы соседи её боялись. Боялись, именно, в силу её полной непредсказуемости и безбашенности. Боялись, а потому и просились, нет — рвались под защиту Альянса. Всё чего они добились ныне, это то, что даже те страны, которые вовсе не хотели вступления в НАТО, только об этом и думают. Один только аншлюс Крыма превратил подавляющее большинство украинцев в сторонников вхождения в Альянс. А там и Грузия, и Молдова, а там, глядишь, и верный батька, в очередной раз сходит на сторону и тоже попросится в НАТО.

Но ещё раз, все эти шаги по укреплению обороны, они хороши, необходимы, но явно — недостаточны. Они, по прежнему, не предполагают разговора с Россией в единственно доступном и понятном ей стиле — с позиции силы и только силы. И как проявление этой силы, вернее — одно из проявлений, изоляция, причём, не только экономическая и политическая, не только реальное приближение войск Альянса к её границам, но и изоляция, бойкот, я бы назвал идеологический, как бы лишение России морального базиса её существования, уничтожение той моральной основы, на которой зиждилось осознание ею своего места в современном мире, на всём временном промежутке, после окончания Второй Мировой войны.

Лет 8 назад уже была резолюция ПАСЕ о равной ответственности России и Германии за развязывание войны в Европе. В Москве, разумеется, поистерили, но, потому как, резолюция реальных последствий не имела, а носила символический характер, то и на Западе о ней довольно быстро забыли. А зря.

Один из краеугольных камней нынешнего московского мироощущения — право играть в большие европейские и мировые игры, основанное на роли одного из главных победитилей, а стало быть, и бенефициаров Второй Мировой Войны. Отсюда и разговоры о недопустимости пересмотра её результатов, равно, как и недопустимости пересмотра решений Нюрнбергского трибунала. Не это ли отношение, в том числе, кстати, подвигло Путина скорбеть о «Величайшей геополитической катастрофе?

Так вот, бить надо, именно, в эту точку, в этом направлении. Одна из главных бед мирового сообщества, свободного мира, на мой взгляд, в отсутствии должной гибкости и способности быстро приспосабливаться к меняющейся обстановке. Вот как раз эта готовность к «конструктивному диалогу» и свидетельствует о нежелании окончательно признаться самим себе, что мир в очередной раз изменился, что для танго нужны два партнёра, а в одиночку его не танцуют. С Москвой не о чем говорить, а стало быть, и нечего. Остаётся лишь путь усиления санкций, экономической блокады и пресечения русской информационной агрессии. Также, тщательного расследования требуют недавние европейские теракты и истоки волны «беженцев», заполонивших Европу. Я не сомневаюсь, что европейским спецслужбам уже известно много интересного.

Но повторю — необходимо окончательно, раз и навсегда, выбить из-под московской задницы идеологическую табуретку, сказать наконец, вслух, что послевоенное устройство мира было несправедливым, а мнение это закрепить в соответствующих документах. Прежде всего — несправедливость российских границ. Россия владеет территориями, ей не принадлежащими — значительные куски Финляндии, Восточная Пруссия, Сахалин. Запад должен сказать, что не признаёт российского суверенитета над этими землями, так же, как сейчас он отказывается признать аннексию Крыма. И это непризнание должно стать частью пересмотра ситуации, сложившейся в мире после Второй Мировой.

Должна быть коренным образом, уже не на уровне отдельных историков, а в международных документах зафиксирована подлинная роль СССР в развязывании войны, и как следствие, названы, наконец, своими именами, военные преступления, совершённые Советским Союзом, в её ходе. Коль скоро, они там, за поребриком, никак не успокоятся с этой войной, продолжая свои пляски на костях, то и цивилизованный мир может считать сея вправе высказать своё мнение по данному вопросу. И мнение это должно быть выражено в пересмотре решений Нюрнбергского трибунала, во всём, что касается СССР, а стало быть, и его правопреемницы. Значит, должен быть начат новый процесс, пусть и в отсутствии обвиняемых, над главными военными преступниками. Да, обвиняемых в суд доставить нельзя по весьма уважительной причине — их нет в живых, но в силу всё того же отсутствия срока давности за преступления против человечности, суд вполне может и должен состояться.

Неужели мир так и смирится с тем, что столько страшных преступлений так и останется безнаказанным? Почему юридическую ответственность за начало войны понесла только Германия? Тогда, сразу после войны — понятно почему, ну а сейчас? Кто ответит за Катынь, за агрессию против Финляндии, за бомбардировки гражданского населения, зверства «воинов-освободителей» в Восточной Европе? А ведь были ещё военные преступления против собственного народа, такие, как заградотряды, сожжённые сёла, тактика выжженной земли при отступлении, когда голодных и раздетых людей выгоняли на мороз.

Обстановка в мире сейчас складывается таким образом, что миропорядок сложившийся после краха СССР, не говоря уже о послевоенном статус-кво, полностью себя изжил. Цивилизации нужно каким-то образом изыскивать средства и методы противостояния существующим ныне вызовам, одним из которых является путинская Россия. Одним из таких средств и является полное дезавуирование всей идейной базы существования нынешнего российского государства, благо, начало положено той самой резолюцией ПАСЕ.

Да, и конечно, давно пора менять правила НАТО, препятствующие вхождению в Альянс Украины и Грузии — территориальные споры более не должны служить помехой, оставляя эти страны беззащитными перед лицом агрессора. Новые времена — новые подходы. И правила -тоже, новые. В конце концов, не мы первые начали.

 

2. Священная корова


Ещё одна юбилейная дата ожидает нас в этом году — 70-летие Нюрнбергского процесса, решения, приговоры которого являются священной коровой для нынешнего российского режима, равно, как и для его советского предшественника. Но священной коровой именно для них, ибо никто не сказал, что таковую корову нельзя зарезать, особенно, если священной она является далеко не для всех. На самом же деле, решения Трибунала являют собой пример величайшей исторической несправедливости и безнаказанности зла. Проблема в том, что тогда, 70 лет, назад, иначе быть не могло, ибо свободный мир, вынужденно пойдя на сделку со Сталиным, никак не мог себе позволить назвать вещи своими именами. Но сейчас, по прошествии стольких лет, переоценить и дать адекватную оценку, как событиям и преступлениям, подсудным этому трибуналу жизненно необходимо, пусть для запоздалого, но восстановления справедливости. Самое ужасное, что сказывается по сей день, это тот неоспоримый факт, что величайшему преступлению 20-го века так и не была дана адекватная оценка, не были названы главные военные преступники, хуже того — они были судьями.

Т.е. уникальность Трибунала заключалась в том, что военные преступники находились по обе стороны процесса. Основной пункт обвинения — развязывание агрессивной войны, почему-то был предъявлен только Германии. Вернее сказать, в тогдашней ситуации, действительно, Советскому Союзу никак нельзя было предъявить этого, просто, по факту его нахождения среди победителей, а также того, что Красная армия на тот момент контролировала половину Европы, но нельзя и отменить того, что было. Нельзя отменить того факта, что Пакт Молотова-Риббентропа и послужил триггером Второй Мировой войны.

Германия, вне всякого сомнения, заслуженно понесла наказания, но те же обвинения можно и должно было предъявить СССР, несущему полную ответственность, наравне с немцами за вторжение в Польшу и уничтожение польского государства. Именно это вторжение и положило начало всемирной бойне, в тот момент, когда Англия и Франция, верные своему союзническому долгу, объявили войну Германии. Нападение СССР на Финляндию также является актом агрессии, ничем не отличающимся от нападения на Польшу. Даже провокации, послужившие поводом к нападению чрезвычайно похожи, у немцев — Гляйвиц, у русских Майнила. Кстати, именно тогда, Советский Союз рисковал вступить в войну с Англией и Францией, угрожавших нанести удар по бакинским нефтепромыслам. Существовал даже, т.н., план Вейгана, по захвату Баку. наверное, оно вышло к лучшему, что Сталин тогда испугался и прекратил войну. Показательно, однако, что как только Франция и Англия оказались разбиты немцами, Советский Союз возобновил подготовку к «окончательному решению» финского вопроса, причём, судя по датам, решать его предполагалось одновременно с немецким, но здесь уже подсуетился Гитлер, спутавший Сталину карты. Однако, 25 июня, когда немецкий фронт трещал по швам, а «непобедимая и легендарная» всеми силами драпала, советские самолёты, следуя давно разработанному плану бомбили Хельсинки, втянув, пытавшуюся остаться нейтральной Финляндию в войну. Себе же, кстати, на беду.

Итак, СССР несёт ответственность за развязывание Второй Мировой войны, никак не меньше, чем Германия, более того — имело смысл поинтересоваться, как и благодаря чьей помощи, Гитлер пришёл к власти в 33-м году, когда, по свидетельству собственного окружения, накануне выборов, он был близок к отчаянию и даже подумывал о самоубийстве. Можно было бы вспомнить и визит товарища Молотова в декабре 40-го в Берлин, когда Гитлер и Сталин в очередной раз собрались кроить Европу и так и не договорились из-за непомерных аппетитов Москвы. Собственно говоря, Сталин уже тогда и не собирался ни о чём договариваться, готовясь нанести удар в спину своему заклятому дружку. Именно тогда, по всей видимости, и Гитлер решил, что вдвоём со Сталиным им в Европе будет слишком тесно и дал ход плану «Барбаросса».

Нет практически ни одного преступления немцев, в котором нельзя было бы обвинить русских. Есть только Холокост. Все остальные преступления против человечности совершили и те, и другие. Бомбёжки мирного населения, жестокое обращение на оккупированных территориях с местными жителями, грабежи, насилие — во всём этом отметились обе стороны.

Совершенно отвратительным является согласованный русскими вместе с союзниками список вопросов, которые не следовало поднимать на процессе, в частности — Катынское дело. Никак не рассматривались, да, понятное дело, и не могли, действия советской армии в Восточной Пруссии, где были совершены абсолютно чудовищные преступления против местного населения, не сравнимые даже с теми, которые совершали немцы на оккупированной советской территории.

Вообще, складывается впечатление, что по многим вопросам, целью процесса было не докопаться до правды, а наоборот, её скрыть. Слишком много неудобных фактов могло вскрыться, имей обвинение возможность задавать любые вопросы, а подсудимые могли бы на них отвечать. Даже приговоры суда оставляют множество вопросов. Все ли смертные приговоры были оправданы, равно, как и почему кое-кто избежал вполне заслуженной петли. Об этом, в своё время, и не раз, подробно писал Виктор Суворов, совершенно справедливо задавая вопрос, почему, например, был повешен Риббентроп и за что упрятали пожизненно за решётку Гесса, в то время, как многие нацистские генералы, на совести которых были военные преступления, отделались сравнительно лёгкими наказаниями.

Да, 70 лет назад процесс не мог быть иным, но теперь, после стольких лет, после таких перемен в мире, после несправедливо прочерченных границ, прежде всего — советских, настоятельно требуется пересмотр решений Нюрнбергского трибунала, в сторону расширения списка обвиняемых, куда должно быть включено всё советское руководство того времени. Им там, за поребриком, надо понимать, очень понравилось выражение «юридически ничтожно», так вот — многие решения Трибунала и надо таковыми признать, в частности — новые границы СССР. Это и сейчас имеет практическое значение, учитывая продолжающуюся российскую оккупацию значительной территории Финляндии, Восточной Пруссии, Южного Сахалина. Да, сейчас это было бы ко времени, учитывая сложившуюся вокруг России ситуацию, но дело не только в этом. Необходимо восстановить историческую справедливость и покарать ВСЕХ военных преступников, пусть теперь уже это будет чисто символический шаг. Священную корову необходимо зарезать.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s