Дебиловатая агрессивность люмпена.

Вечное детство


Человеческая память коротка и избирательна. Часто, живы ещё свидетели определённых событий, а книги, фильмы, «воспоминания» представляют картину минувших событий в совершенно ином свете, или же, что не менее часто случается, говорят, что такого и вовсе не было.

Хорошо ещё, если ложь допускается, исходя из добрых намерений, попыток представить мотивы поступков с лучшей стороны. Как например, американцы в школах, на голубом глазу рассказывают детям, что Гражданская война между Севером и Югом, исключительно преследовала цель освобождения несчастных негров, что не соответствует действительности. Но надо, наверное, к подобной лжи относиться снисходительно -просто, людям хочется казаться лучше, чем они есть.
Повторю — память человеческая избирательна, а помнят люди только то, что им разрешают помнить, особенно, если учесть, что кое-что вспоминать чрезвычайно неприятно. Тогда и приходит на смену знанию мифология, что вовсе не является, в большинстве случаев, безобидной заменой. Традиции облагораживать собственную историю, сочинять её, дабы оправдать некие особые права — они очень древние. Так, например, ацтеки, пришедшие, как бедные родственники на равнину, где сейчас находится Мехико, отовсюду гонимые дикари, став, впоследствии империей, придумали миф о том, что это именно они принесли цивилизацию в эту страну. Это же давало им священное право взимания дани с окружающих племён.

Пожалуй, это в крови у всех древних народов. И вот, разбойничий набег становится плаванием за Золотым руном, а незначительная война у стен маленькой крепости получает бессмертие в веках, воспетая в Илиаде. Людям всегда хотелось выглядеть лучше, иметь прошлое, если не великое, то славное, а предков — истинными титанами. Отсюда и 300 спартанцев, и Муций Сцевола и Кураций на мосту, и многие другие и другое. Просто, по мере взросления нации, роста национального здравомыслия, потребность в такого рода мифологии, если не исчезает совсем, то резко идёт на убыль. Патриархальное же общество, со свойственными ему представлениями о величии и великом, продолжают жить мифами и сказочными героями, изображая, в свою очередь, врагов полными ничтожествами и воплощением всех возможных пороков.

Лет десять назад, помнится, по израильскому телевидению прошла дискуссия — нужны ли обществу подобные мифы. И надо сказать, что общество оказалось достаточно взрослым, дабы признать, что наступает момент, когда многие мифы, сидящие в национальном сознании, принятые предыдущими поколениями на уровне аксиом, при ближайшем рассмотрении оказываются, несмотря на весь свой патриотический пафос, на красивые слова и не менее красивые жесты их героев (а может быть, именно по этой причине) наивны и мало правдоподобны. Более того, на определённом этапе, в повзрослевшей стране, они становятся смешны. И не надо искать в этом какого-то особого цинизма подрастающего поколения — это именно признаки взросления, ведь перестают же дети когда-нибудь верить в Бабу Ягу и Змея Горыныча. А поэтому, теряют былое звучание, истории, типа Йосефа Трумпельдора. Не со зла, как говорится, а по здравому размышлению. Человек с пулей в животе, а это самое болезненное ранение, не будет говорить: «Тов ламут бэад арцейну» (Как прекрасно умереть за родину). Да и по свидетельству бывших с ним, он очень мучился и всё время ругался матом, по-русски. И всё это, тем, не менее, не делает жизнь первопроходцев-халуцим менее героической.

Но это всё отдельные частности, и в конце-концов, если нация хочет быть честной сама с собой, допуская мелкие, назовём их неточности и красивые байки в частностях, свято оберегает основную канву своей истории, вместе со всем не только хорошим, но и плохим, и даже страшным, что в ней было. В том же Израиле, есть немало историков, таких, например, как Ури Мильштейн, которые посвятили свой труд сохранению исторической правды, какой бы печальной и нелицеприятной она не была. И опять же, если общества не падает в обморок, не закатывает глаза в гневе, мол, на святое посягнули, это говорит о его взрослости, а самое главное — вменяемости, о готовности, может быть, не всего его целиком, но большинства его членов отвечать за свои дела, а стало быть, ответственно подходить к выбору пути, по которому идёт страна.

Т.е., в конечном счёте, важно не только, а с течением времени, и не столько, какие ошибки были совершены в прошлом, или даже преступления, а реакция общества на эти ошибки, или даже просто — признание их таковыми. Нежелание честно признаться, как оно было на самом деле, героизация прошлого, его мифологизация, в сочетании с откровенной ложью — всё это признаки патриархальной, не желающей взрослеть нации, каковыми являются, например, арабы, битые многократно Израилем, но снимающие фильмы, пишущие книги о своих победах. Туда же — северокорейцы, и разумеется, русские. Ведь, как важна не сама ошибка, а реакция на неё, так же важна реакция общества на заведомую слащавую, лубочную туфту, которую ему пытается впарить государство. Если, при самом авторитарном режиме, общество находит в себе силы иронизировать, смеяться над мифами, значит с ним всё в порядке. Или будет в порядке.

Если же люди клеят на бамперы машин «можем повторить», добровольно вяжут полосатые ленточки — тогда беда. Дело, ведь, не в дебиловатой агрессивности люмпена, как таковой, — беда в том, что они и в самом деле этому верят. И как я уже много раз говорил, добро бы, они тихонько себе верили, там, за поребриком, бесновались на капищах «великой победы», так ведь нет, их мифы, вера в них, имеют абсолютно чётко направленный внешний вектор.

Они никогда ни на кого не нападали, но обороняясь и «освобождая», растеклись на шестую часть суши. Они боролись за коллективную безопасность и предупреждали мир о нацистской опасности, и как-то так получилось, что именно они начали глобальную войну. Впрочем, именно последний факт считается чем-то вроде богохульства, с известными для оскорбляющих религиозные чувства граждан последствиями. Да и опять же, знать его не желают, как не желают слышать о разделе Польши, Катыни, нападении на Финляндию и многом другом. Это на НАС все нападали, понял, гнида? Ща ещё по морде наваляем.

В той же степени они уверены, что всегда всех побеждали, отсюда и «можем повторить», а они, действительно, верят, что могут. Но беда, повторю, в том, что они ещё и хотят, а власть, режим, неуклонно толкающие страну к окончательному краху, вполне могут использовать детство, играющее в коллективной заднице нации, вовне, если окажутся (а окажутся непременно) в полном тупике. Тем и опасны, как опасен амбал с куриными мозгами и кувалдой. Тем и страшны они со своими байками, в которые, добро бы, просто верили, за неимением другой информации. Она хочет в это верить, впавшая навсегда в детство, страна. Тем хуже для всех нас, а значит, как и всегда — Карфаген должен быть разрушен. Carthago Delenda Est.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s