Прототип.

Изделие «Тепловозор» или приказ императора

2d552544f1472bcac6e75c50f9a377c0

Из серии «Неугомонный император»

23:00 по местному времени. Ставка nationaler Führer или нацлидера РФ, обьект «Аркаим 25»

За большим столом находилось всего несколько человек и потому большая его часть сиротливо пустовала. Во главе стола, на специальном кресле с удлинёнными ножками, восседал император. Два часа докладов о ходе выполнения оборонных заказов его явно утомили.

Снова было рассказано, что танк «Армата» практически готов, а самолет ФАК-ПА уже может разить врага, но его надо немного допилить и прикрутить его собственные двигатели. Как всегда, расстроили судостроители. Фрегаты «Смердячий» и «Напыщенный» так и не удалось сдать в который раз перенесенный срок. С большими формами все как-то не складывалось. Император понял, что пришло время власть употребить.

— Хорошо,  — сказал он задумчиво – большие проекты увязли в проблемах и надежды увидеть их в строю пока нет.

— Отчего же, робко возразил один из присутствующих, — надежда есть, а вот в строю – нет. Не все так плохо.

— Значит надо сосредоточиться на том, что мы можем быстро сделать и показать хотя бы военным, что промышленность способна быстро реагировать на их заказы. Мне докладывают, что совсем нехорошая ситуация сложилась с приборами под называнием тепловизор. Говорят, что это совсем небольшая штучка, которую мы собирали из импортных деталей. Так вот, приказываю срочно разработать собственные детали и наладить выпуск такого количества тепловизоров, чтобы военные наконец заткнулись и перестали ржать с промышленников.

Присутствующие согласно кивали и что-то записывали в блокнот. По крайней мере, Путину казалось, что они записывают каждое его слово. Однако это не соответствовало действительности. Один из присутствующих писал в специальный блокнот тесненной кожи с позолоченным корешком одно и то же короткое и очень матерное слово. Второй – рисовал пышногрудую обнаженную красавицу, а третий – считал в столбец расходы, которые идут на строительство виллы где-то в теплой стране, на берегу океана. Четвертый просто держал ручку и спал.

Поскольку совещание вышло на резолютивною часть, император вызвал по «вертушке» Рогозина.

23:05 бункер на глубине 65 метров в скале. Замаскированный командный пункт. Объект «Осина»

Звонок вертушки застал Рогозина за практическими исследованиями свойств нового химического вещества, которое недавно доставили из Венесуэлы. Сырье для вещества было собрано в Колумбии, но обработано совершенно новым способом именно в Венесуэле. Порошок был нереально белого цвета и, казалось, прикосновение к нему вызывало хруст. Как рекомендовали люди Мадуро, чистота эксперимента требовала свернутой в трубочку стодолларовой купюры. Все было сделано по инструкции и правая ноздря уже загрузилась порошком, как надо. Дорожка для левой ноздри манила своей девственной чистотой и лежала совсем рядом, но звонок нарушил течение опыта, и Рогозин ответил:

— Да, мой фюрер! Рогозин слушает вас! – ответ пошел кругами каскадного шифрования и достиг императора уже несколько искаженным.

— Дима, мы тут посовещались, и я решил. Если пока у нас проколы с большими проектами, типа танков, ракет и самолетов, то надо срочно сделать что-то не такое сложное, но только из своих материалов и деталей. Короче говоря, хоть в лепешку разбейся, а ставь на поток тепловизор. Задание номер один, понял?

— Яволь, мой фюрер! — ответил вскочивший Рогозин и со всей силы щелкнул каблуками. Такое непривычное движение, да еще и усиленное порошком, чуть не лишило его тестикул. Но энтузиазм уже хлынул в кровь и, положив трубку, он принял вторую дорогу порошка. И тут пошел драйв. Он срочно вызвал всех ведущих руководителей ОПК и через полчаса комната для оперативных совещаний была полна ответственными работниками оборонной промышленности.

— Господа! – сверкая глазами и загадочно улыбаясь начал Рогозин – Нам выпала большая честь. Только что император дал нам шанс реабилитироваться за предыдущие неудачи и сразу решить множество насущных проблем, но сначала я хотел бы предложить тост за нашего любимого императора!

Прислуга мгновенно поставила маленькие рюмочки и разлила в них дорогую текилу. Чокнулись  и выпили все. Рогозин не хотел, чтобы присутствующие заметили его участие в венесуэльском эксперименте, а потому продолжал тосты.

— Второй тост – за крепость нашего оружия! — Еще одна порция текилы исчезла в недрах руководства оборонки.

— Третий тост пьем стоя и не чокаясь. Поскольку здесь нет дам, то третий тост за тех, кого крепость нашего оружия не спасла.

Публика выпила и немного посоловев, расселась по своим местам.

— Итак, друзья мои, вы здесь собрались для мозгового штурма. Сейчас я выйду, а вы останетесь до тех пор, пока не найдете решение насущной проблемы. За старшего останется Иван Петрович, позывной «Тампон». Только быстрое и окончательное решение вопроса даст вам право вернуться к семьям. Всем все понятно?

— Короче говоря, император приказал разработать устройство под названием «ТепловОзор». На передовой его не хватает, и оно должно быть мощным, мобильным и самое главное – состоять из отечественных комплектующих! – сказал и удалился, оставив специалистов наедине с Тампоном и своими мыслями.

Тампон сел в еще не остывшее кресло Рогозина и начал:

— Господа, чрезвычайные обстоятельства вынуждают нас пока отложить работы по лунной обитаемой базе и другим крупным проектам и сосредоточиться на внеочередном. Мы должны быстро создать отечественный тепловозор, за что предлагаю выпить еще по 50. – Все выпили и начали совещаться.

Главный конструктор НИИ Теплосантехники с огромным красным носом уточнил:

— Что такое тепловозор? Это тепловоз или что?

— Судя по поставленной задаче, это – не вполне тепловоз – важно заметил Тампон – оно должно быть более маневренным и мощным. Насколько я знаю, противник ничем подобным не обладает, поэтому работаем с чистого листа. Что нам скажут представители авиапрома?

Поднялся лысеющий мужичок и громко икая заявил:

— Двигатели для пятого поколения будут не раньше 2025 года, а все остальное сделаем, как надо. Особенно сильно можем сделать шасси.

— Это уже кое-что…

— Броня! – вмешался толстый и потный господин – броня будет многослойная и с динамической защитой типа «Кинжал»!

— Смело! – ответил Тампон и сделал отметку в блокноте.

— Пушка должна быть…

— Какая пушка? – возразил представитель теплосантехники – императорский заказ пушками поганить не станем! Только ракеты на твердом топливе!

— На дровах, что ли? – огрызнулся судостроитель – Вы нам Булаву на твердом топливе подсунули, так мы теперь не знаем куда ее…

— Спокойно, — вмешался Тампон – мы все делаем одно дело и ссорам нет места. Работаем конструктивно. Что могут дать корабелы?

— Двигатели точно не дадим. У самих нету, а вот торпеды – пожалуйста! Сколько угодно!

— Минуточку, — допивая текилу отозвался неприметный господин из ГРУ – наши ребята добыли на луганском тепловозном заводе чертежи, может быть пригодятся?

— Вот за что я люблю наших разведчиков, так это – за основательность! – радостно заявил Тамрон и предложил налить всем еще по 50…

18:30 Полигон «Ашулук»

Точно не известно, сколько длилось совещание, но в конце концов, все удачно разрешилось. Новое изделие под кодом «Полынь 16» было собрано в единственном экземпляре и привезено на полигон «Ашулук». Главное, все было сделано за несколько дней и только из отечественных комплектующих. Император лично прибыл в астраханские степи, дабы увидеть, на что способен его оборонпром, учитывая такие сжатые сроки.

На закате солнца, для пущего театрального эффекта, вкатились четыре тяжелых трейлера, тянущих огромную платформу. На ней, накрытое огромным триколором, покоилось гигантское нечто. Император глянул на платформу, потом на Шойгу, а уж потом – на Рогозина. Тот был возбужден и весел, всем видом демонстрируя уверенность в удаче мероприятия. Император нервно сглотнул и сказал:

— Начинайте!

Шойгу махнул своим маршальским жезлом, который был изготовлен лучшими российскими ювелирами из золота и драгоценных камней, в форме пожарного гидранта. Военный оркестр исполнил укороченную версию гимна не то СССР, не то РФ и медленно, как в специальной киносъемке, полотнище флага поползло вниз. Глазам императора предстало нечто, напоминающее тепловоз и подлодку одновременно. Стояло оно на множестве шасси, а из его недр выглядывали ряды ракет «Искандер». Все было покрыто толстым слоем брони и грозно блестело в лучах заходящего солнца. Снизу угадывались махины торпед. Шойгу нервно кусал губы, а император никак не мог вынырнуть из самого глубокого омута шока. Он только шевелил губами, но звука так и не было. Сделав огромное усилие, император чуть слышно спросил министра обороны:

— Серрёга, что это? – он еще надеялся, что министр тоже в ужасе от увиденного, но тот набрал в легкие воздух и четко, по-военному отчеканил:

— Виноват, ваше величество, прототип своим ходом еще двигаться не может!

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s