Безусловный рефлекс.

Инминбан


В средневековом Китае, где власть была чрезвычайно озабочена контролем за большим и быстрорастущим населением, нашли простое и надёжное решение этой проблемы. Мы бы назвали это «круговой порукой», где каждый член этого, уже тогда, огромного муравейника отвечал не только за себя, но и за ближайших соседей.

Это, соответственно, побуждало всех и каждого стучать друг на друга. Вначале, надо думать, просто, руководствуясь желанием спасти собственную задницу, а затем, это да такой степени вошло в плоть и кровь нации, что стало почти безусловным рефлексом. Я думаю, что те, кто работает с китайцами, знает это не хуже меня.

А начиналось это с системы «пятидворок», причём изобретению этому, по мнению некоторых, уж более 2-х тысяч лет, ибо восходит оно ко временам императора Цинь Ши Хуанди. Название же, говорит само за себя. Вся страна, простолюдины, во всяком случае, была поделена на группы, или ячейки, в самую низовую из которых входило 5 дворов, за порядок в которых отвечал, в буквальном смысле головой, назначенный сверху староста. Нет, казнили, конечно, не за все проступки, а лишь за самые серьёзные, но важно то, что такое предусматривалось. Порядок был строжайший, вплоть до того, что нельзя было отлучиться из дома, не уведомив, предварительно, об этом старосту. То же самое требовалось, если в доме был гость и его надо было оставить на ночь. О любом подозрительном поступке, незнакомце, оказавшемся в деревне или городском квартале, немедленно надлежало сообщать властям. В зависимости от тяжести проступка, могли покарать смертью не только самого провинившегося, но и всю его семью, вплоть до немощных стариков и грудных младенцев.

Пятидворки объединялись в группы по 10, те — еще по 10, и так далее, вплоть до провинций. На каждой ступени иерархии был свой ответственный за порядок, в руках которого, в самом буквальном смысле, была жизнь и смерть «подопечных». В том или ином виде, система пережила тысячелетия, а последние её отголоски имели место ещё в годы «культурной революции». И ведь никак не скажешь, что идея неэффективна — вроде, как поручить следить за порядком в концлагере самим заключённым. Делали они это, судя по свидетельствам времён «культурной революции», радостно и с большим энтузиазмом, а власти считали, по крайней мере, говорили, что это и есть высшее проявление народовластия. Конечно, во всём этом сказывался исторически коллективистский характер китайского общества, который, как ни крути, был для него единственно возможным — рис в одиночку не вырастишь и не соберёшь, но имело значение и то мерзкое, что извечно сидит в психологии маленького человека, раба — он чувствует себя выше, значимее, получив возможность гнобить себе же подобных, особенно, если последние посмели как-то выделиться, отличаться от общей серой (в данном случае — синей) массы.

В живом воплощении замятинского «Мы» — Северной Корее, много заимствовавшей, как хорошего, так и плохого, из соседнего Китая, система, подобная пятидворкам, существует и по сей день, пусть и не в столь жёстком виде, как во времена Ким Ир Сена. Явление это именуется «Инминбан», или, по-русски — народные группы. Опять же, ключевое слово — «народные». В состав «народной группы» входят от 15 до 50 семей, которые живут в непосредственной близости друг от друга. В районах одноэтажной застройки в состав «народной группы» входит всё население квартала или даже нескольких кварталов, расположенных рядом. В районах многоэтажек, в состав «инминбана» входит всё население многоквартирного дома или, если дома не очень велики, то нескольких домов. Номер «инминбана» непременно входит в почтовый адрес в Северной Корее.

Обязанности «инминбана» заключаются прежде всего в надзоре за политической благонадёжностью населения, однако, имеют место и задачи, не связанные с «политикой», такие как, уборка территории, на которой живут члены данной «народной группы». Так же, как и в средневековом Китае, любая отлучка на ночь из дома должна быть согласована с начальником “инминбана”. То же самое касается гостей, остающихся на ночь. Да, и конечно же, группы следят за тем, чтобы всё вверенное население регулярно посещало политзанятия.

Конечно, далеко не все тоталитарные режимы прибегали к подобным методам контроля над населением. В сталинские времена хватало обычных стукачей, благо, все и так были у всех на виду, живя в коммуналках. Но принцип оставался неизменным — население надо контролировать, каждый должен ощущать надзор «Большого брата», как бы он ни назывался в каждом конкретном случае. В принципе, можно сказать, что контроль во многом являлся самоцелью. В конце концов, что меняет, кому может помешать тот факт, что кто-то у кого-то остался на ночь и даже не спросил разрешения? На самом деле, меняет многое — человек что-то решает сам, он распоряжается собой, а вот этого, как раз, тоталитарное общество ему позволить не может. Опять же, степень запретов и контроля может варьироваться, в зависимости от каждой отдельной страны, национальных традиций и ментальности, но принцип остаётся неизменным — каждый винтик, каждая особь, каждая клетка биомассы находится под контролем. Я уже неоднократно писал, что при всех различиях в ментальности с дальневосточными народами, характерной их общей чертой с россиянами является коллективизм, а проще говоря, стадность и подчинённость вожаку. В силу тех же особенностей, всякая выбившаяся из стада овца, будет либо растоптана, либо с позором возвращена в стадо самими же овцами. Именно эта особенность, думается мне, и обуславливает постоянное скатывание России, после всех кратковременных и гнилых оттепелей к тоталитаризму, а последние законы, принятые Госдурой, аккурат перед окончанием её полномочий лишь усугубляют и оформляют де-юре то, что уже существовало де-факто. Я же, просто, ещё раз хочу указать на ещё одно проявление того, как быть не должно. Это государство давно превратилось в своего рода полигон того, как не надо, как нельзя, и в этом есть своя определённая польза — смотри, как делают они и поступай наоборот. Нельзя, например, априори, объявлять всех граждан страны, как то следует из закона мадам Яровой подозреваемыми. А именно так и выходит из положений этого закона, обязывающего всех операторов связи и многие интернет-ресурсы хранить записи всех телефонных разговоров россиян, всю их переписку, любые сообщения. Но и это ещё не всё, хотя хватило бы и этого. Кстати, хотелось бы спросить у охреневшего от этого закона Сноудена, нашедшего «убежище» в России: «Ну что, сынку, помогли тебе твои ляхи?» Отчего бежал-то?

Но разве это всё? Ведь тихой сапой прошёл другой закон, на который многие, под шумок скандального «пакета» не обратили особого внимания. Закон о том, что теперь, практически всякого, можно поставить на профилактический учёт в полиции, всякого, чьё поведение по каким-то критериям не соответствует требованиям режима. Проще говоря, тех, кому режим не нравится. Причём, делаться это будет в административном порядке, по решению местных участковых и даже «представителей общественности» и дружинников. Вот вам и инминбаны. Вполне достойное завершение каденции, практически начавшейся с «закона подлецов».

На самом деле же, ничего странного или неожиданного не происходит. Это «нормальный» процесс становления тоталитаризма, постепенного закручивания гаек, процесс, при нынешнем российском фюрере более, чем предсказуемый. У меня же не укладывается в голове другое.

В советские годы мир очень остро реагировал на нарушения прав человека в СССР, и это при том, что даже тогда никто подобных законов не принимал. Именно это меня и поражает — почему Запад молчит? Неужели до такой степени отвыкли реагировать, или снова не желают связываться, как не желали связываться с Гитлером и Сталиным? Неужели эти законы, сами по себе, не повод для дополнительных санкций? Ну да ладно, впервой, что ли, Запад равнодушно взирает на кошмар, творящийся на Востоке.

Да, кстати, напрасно немногие вменяемые, оставшиеся за поребриком, с таким ужасом пишут, что завтра они проснутся в другой стране. Вернее, ужас-то, вполне оправдан, вот только страна, она всё та же. И какая разница, как по-русски будет называться «инминбан»?

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s