Не выдуманные истории.

«Подвалы в Луганской области настолько духовные, что даже из московской ваты могут сделать Украинцев» — Фашик Донецький про карму «ватника»

«Донбасс — он разный, пенсионеры Донбасса тоже разные» — пише блогер.
"Вата" на Донбасі. Ілюстрація:nr2.com.ua«Вата» на Донбасі. Ілюстрація:nr2.com.ua

«Он и она до войны были бизнесменами. До войны купили 2 хаты, по площади за 200 м.кв каждая. Одну в Петровском районе Донецка, вторую в поселке Спартак. Про це пише Фашик Донецький у своєму Fаcebook, передають Патріоти України, продовжуючи:

Чего не хватало людям хз, но за 200 грн, черти проголосовали на типа референдуме за окорочок. С 2015 года оба живут на съемных квартирах, ибо оба дома разбиты снарядами.»

Мораль 1: сговор с оккупантами — плохая инвестиция в будущее

Центр Донецка. Невидимый для 86% раисян солдат рф подходит к парню и спрашивает: где здесь русское консульство? Парень отвечает : нету здесь такого и не было. И вообще, ты слышал, что Путин поддерживает территориальную целостность Украины, а Петр Алексеевич — партнер России? Русский наемник: а шо я тут тогда делаю?

Мораль 2: компас — очень хорошая и полезная для здоровья инвестиция для жителей рф.

Она сдает квартиру в центре Донецка. Она свято верует в распятых мальчиков и ИГИЛ в Мариуполе, поэтому ищет квартиранта из военных. Ей улыбается удача — звонит военный прям из рф, работник нквд. Ура! Джек-пот, н*х ! Надежность, стабильная оплата и порядочность будет теперь.

Ватка счастлива, невидимый при жилье. Проходит месяц, хазяйка звонит наемнику: деньгу давай! Наемник отвечает:- хазяйка, у тебя колонка газовая, гейская поломалась, Бош фирмА. Но я проблему решил, вызвал спецов своих и справили они колонку, много-много денег на это потратил.

Проходит еще 2 месяца, хазяйка снова звонит невидимому наемнику: дай денег, срок пришел! В ответ: иди воруй, я тебя защищаю, какие на*уй деньги? И вообще, я съехал. все, пока. Хазяйка приезжает с запасными ключами на квартиру, а квартира пустая: ни мебели, ни техники. Жаловаться некому, ибо неохота на подвал попасть.

Мораль 3: русский наемник асвабадил от хунтовских вещей тетку, Гундяев такое благословляет.

Он мынистр чего-то там в Донецке. Наконец-то фартануло. Русский мир пришел, есть зарплата и колбаса, все бывшие собутыльники уже уважаемые люди. Он решает, что мынистру надо снимать достойное жилье. Снимает. Живет. Жизнь-кайф. Аднака… Внизааааапна… Донос. Подвал.

Уже не мынистр. Выходит из подвала, врет арендодателям, обвиняя Обаму в плохом поведении. Через пару дней вызывает такси. Грузовое такси. Опустошает квартиру, выносит все, вплоть до ложек и вилок. Выбрасывает симку. Уходит по-русски, одним словом.

Мораль 4: тяжела и неказиста жизнь у новоросского мынистра.

Он шеф-повар одного из московских ресторанов, она родом из шахтерского поселка на Луганщине. Дом — полная чаша, квартира в Москве, московская прописка. Они любят смотреть ватовизор. Под впечатлением увиденного приезжают на родину жены. Москвич решил пофоткать будни лыныры и выложить вконтакте. Москвич фоткает, мимо проходит патруль. Москвич попадает на подвал. Минус 10 штук баксов, минус 4 поломанных ребра у москвича. Москвич едет домой злым, очень злым. Москвич становится ярым фанатом Хунты.

Мораль 5: подвалы в Луганской области настолько духовные, что даже из московской ваты могут сделать Украинцев.

Он штукатур-маляр. Всю жизнь хотел жить на россии. После захвата русскими наемниками Донбасса, он таки вздохнул с облегчением — фошизм не пройдет, урррра! Он берет заказ на ремонтные работы, заказчик местный, донецкий. Урррра! Джек- пот, н*х! Бабло у военных есть, мировозрение сходится, проблем с оплатой быть не должно.

Штукатур штукатурит-малярит 2 месяца, деньги не берет, хочет всю сумму сразу забрать по окончании работы. Работа окончена, принята. Заказчик доволен. Инструмент собран и упакован с объекта, заказчик едет за деньгами. Заказчик приезжает с рассчетом. Точнее с автоматчиками и говорит — спасибо, свободен. 30 секунд на сборы. Работяга уходит в печали

Мораль 6: Обама — он, сука, многоликий, часто даже в обреченцев переодевается.

Он и она работают в бюджетных организациях, обое на пенсии. Им предлагают вступить в дерьмо. То есть в партию захарченко или уволиться. Они увольняются, шлют на*уй всех ватных коллег. Им обоим за 70, смертью их не испугаешь.

Они выезжают на не оккупированную русскими территорию, находят работу, снимают жилье. Но каждый месяц после увольнения, они приезжают на оккупированные территории за пенсией от путина, чтобы деньги передать волонтерам Хунты.

Мораль 7: Донбасс — он разный, пенсионеры Донбасса тоже разные.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s