Понты и реальность.

Поехали освистать…


До Петра Россия не слишком совалась в европейские дела. Войны с соседями были, из которых, пожалуй, самая крупная — Ливонская, при Иване Грозном. Во всяком случае, не было особенного стремления навязывать свою политическую или религиозную волю другим государствам. Это пыталась делать Испания, чрезвычайно озабоченная отложением от католичества некоторых набирающих силу европейских держав. В частности — Англии, при веротерпимой Елизавете, пошедшей на, практически, окончательный разрыв с Римом. Испания, в частности король Филлип, бывший муж бесплодной Марии Тюдор, не мог стерпеть подобного поругания, особенно, учитывая тот факт, что страной при Марии, фактически правил испанский посол.

Английские католики, щедро оплачиваемые Римом и Мадридом устроили что-то наподобие «гибридной» войны. Заговоры и покушения шли один за другим, к счастью — неудачные. В 1587-м году началась уже настоящая война, а в следующем году к берегам Англии направилась Armada Invencible — Непобедимая армада. Флот из 130 боевых кораблей под командованием Алонсо Переса де Гусмана, герцога Медина-Сидония. Король считал своим долгом помочь «страждущим» английским братьям-католикам, а потому на кораблях плыли 180 священников. Во время вербовки каждый солдат и матрос должен был исповедаться перед священником и причаститься. Более того — там также плыли испанские кормилицы, дабы вспаивать английских младенцев «праведным» католическим молоком.

Но что-то в этом походе сразу не заладилось. Сначала, Непобедимая армада была потрёпана англо-голландским флотом из лёгких и манёвренных кораблей, которым командовал Чарльз Говард, а потом, случилось Гравелинское сражение, в котором отличился знаменитый Френсис Дрейк. Отказавшись от вторжения на остров, армада повернула назад, но и здесь ей не повезло — штормы Северной Атлантики потопили большую её часть. Вместе со священниками и кормилицами. Явно, ошибся иезуит Педро де Рибаденейра, сказавший накануне отплытия: «Нас поведет сам Господь Бог, чьё дело и святейшую веру мы защищаем, а с таким Капитаном нам нечего бояться.» Б-г оказался на стороне англичан.

История оказалась справедлива в этом случае, как и во многих ему подобных. Здравый смысл и прагматизм имеют обыкновение побеждать в схватке с идейными начётчиками, фанатиками или возомнившими о себе ничтожествами, уверовавшими в свою особую миссию. С теми, кто считают, что имеют некий мандат свыше, некие особые права, а потому все обязаны к ним прислушиваться и выполнять их волю. И да, конечно, страдают люди, оказавшиеся пешками в руках высочайших психопатов, все эти, пущенные на корм рыбам матросы и священники с кормилицами.

Но встряски такие, надо заметить, весьма полезны, ибо, что бы потом проигравшие не грузили собственным подданным, на какое-то время в мире становится спокойнее. Как это и случилось тогда с испанцами, битыми вдобавок ещё и своими бывшими нидерландскими провинциями. Поражение это привело к ещё большей изоляции Испании, а как следствие — к отсталости во всех сферах, -технологической, политической, военной.
Послепетровская Россия в конце 18-го, в 19-м веке тоже без устали лезла в европейские дела, и это было бы нормально, если бы всегда имело политический, а стало быть — прагматический смысл. Но они традиционно, считали себя выше этого — опять всё та же «миссия», из-за которой при Елизавете Петровне Россия влезла в 30-летнюю войну, потом, при Александре Павловиче, в бесконечные войны с Наполеоном, а при наследовавшем ему Николае Павловиче — в позорно просранную Крымскую.

Ну а до Крымской, совсем незадолго, случился прелюбопытнейший инцидент. Государь вознегодовал на некую, поставленную в Париже пьеску, в коей бабушка Екатерина была представлена в несколько фривольном свете. По этому поводу, Николай Павлович, через своего посла просил убрать со сцены скандальную постановку, на что французы ответили отказом — мол, у них, в отличие, от сами понимаете кого — свобода слова. Государь же, придя в ещё больший гнев, позволил себе мрачно пошутить, что де в таком случае, он пришлет 300 тысяч зрителей в серых шинелях, чтобы освистать премьеру спектакля.

На тот момент французы восприняли угрозы всерьёз и пьеску отменили. Как видим, показательные обиды на всяческую хрень начались задолго до нынешнего воблоглазого подполковника. Главное ведь, что — ощущение духовности и высокой миссии. Именно таковые и подвигли государя на войну, получившую название Крымской. Проще говоря, у Россиюшки не в первый и не в последний раз взыграли понты. На этот раз, по поводу контроля над святыми местами в Палестине, который подлые турки передали еретикам-французам. Какие-такие французы, когда все права у Россиюшки? Откуда права? От верблюда. Того самого, который гуляет по пустыне Негев. Ну, дальше всё известно. Выяснилось, что зря французы убоялись 300 тысяч зрителей, что никакой премьеры они сорвать не в состоянии, а вся мощь державы — исключительно, те самые понты. А ведь надо бы привыкнуть — чем больше этих самых понтов, тем хуже обстоят дела в реальности. Дела же оказались настолько плохи, что государь огорчился до чрезвычайности, заболел и вскорости почил, оставив наследнику разгребать всё им навороченнное.

Так вот и тянется веками. Только имеется одна интереснейшая тенденция — с годами, привычка утверждать свою духовность и величие приобретает всё более анекдотический характер. Ну сами посудите — ещё каких-то полтора века назад, тогдашний государь грозился прислать аж 300 тысяч зрителей на премьеру какой-то там пьески. Теперь в Европы пытаются прорваться какие-то клоуны, педики на мотоциклах и очень обижаются, что их не пускают. Они ж Европу спасли, они такие крутые парни, а никто эту крутость в упор не ценит. Ах, вы так? Ну тогда держитесь. Мы пошлём, в прямом смысле, зрителей, но только с битами и бутылками и они вам устроят чемпионат, такой, что мало не покажется. До этого, пожалуй, не додумывался никто — спецоперация по засылке урок-болельщиков. А что, так и надо — посторонись, русские идут, имеют право! Ежели русские гуляют, всем замереть в восхищении!

И как обычно, обида. Да, обида на жалких французов, так и не понявших широты русской души. Всё у них в Европах мелко, подло и душно. О чём русский МИД и заявил французскому послу: «Внимание французского дипломата было привлечено к дискриминационному и не избирательному характеру принятых в отношении российских граждан мер…» И правда, что они такого сделали, ну убили одного англичанишку, так и не хрен англичанке гадить.

Да, ещё раз скажу — ни одно государство до сих пор не устраивало на спортивных или других мероприятиях провокаций подобного рода. Наверное, понятия о диктате и влиянии тоже мельчают, когда на смену государям приходят конторские крысы, шпана из питерских подворотен. Шпанёнку ведь тоже хочется, чтобы его заметили, чтобы сказали, как он крут. А он не только крут, но и мудр и хочет, чтобы его слушались, а от него шарахаются, как от чумного. И 300 тысяч в шинелях уже не пошлёшь, и он это прекрасно понимает. А вот, 150 гебистских ублюдков во Францию, это можно. Тоже, своего рода, гибридная война. Тоже, если хотите, духовность, русский мир, с доставкой на дом. Может и правда, не хватало за спинами этих уродов гундяевских попов с кадилами?

И это тоже — гибридная война. Просто, в Украине у него больше возможностей, а потому и крове там льётся немерено. Где как может, так и воюет. Мог бы, и впрямь послал 300 тысяч «болельщиков»… Я, вот, только думаю — давно ему пора «огорчиться», ну прям, как Николаю Павловичу, расстроиться, ну так чтоб уже до конца, самого что ни на есть. А может и теперь вся загвоздка в Крыме? Вот, как только, так сразу. Эх, скорей бы…

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s