Двуногие нелюди.

Очень актуально и для Украины — «с бабуинами нельзя вести цивилизованных разговоров». (АS)

 

09 червня 2016, 01:53 pm

Катастрофа продолжается


Я никогда не относил себя к почитателям покойного рава Меира Кахане, уже по той простой причине, что я человек абсолютно светский, а стало быть, категорически против вмешательства религии в государственные дела. Тем более, мне не нравится идея Мединат-Алаха, галахического, фундаменталистского государства. Но я тысячу раз готов подписаться под словами Кахане о том, что, если евреев продолжают убивать на порогах их домов, это значит, что Катастрофа продолжается. Нет в мире другого народа, кроме евреев, которых бы продолжали уничтожать только по факту их национальной принадлежности. Вчерашний теракт в Тель Авиве — ещё один скорбный эпизод, ещё несколько строк в мартирологе арабского террора. Катастрофа продолжается.

Как всякое несчастье, этот теракт обнажает в людях всё лучшее и всё худшее — благородство и сострадание к жертвам с одной стороны, радость от причинённых смерти и страданий — с другой. И ложь, ложь подлую, бездарную, ибо даже лгать профессионально они не умеют. После того, как два арабских террориста, переодетых ультраортодоксальными евреями устроили стрельбу в торговой зоне «Сарона Маркет», в одном из ресторанов. Russia Today, недолго думая, сообщила, что теракт устроили сами евреи. Сообщила вскорости, после другого ляпа, уверен — намеренного, лавровского МИДа, поведавшего миру, что Израиль согласен на саудовскую инициативу, предполагающую возвращение «беженцев». Тех самых, чьи собратья и устроили бойню в Сароне.

Что поделаешь — любая беда лишний раз доказывает, что есть люди, а есть, просто, двуногие. Двуногие, обитающие в Москве, Газе, Туль Кареме. Двуногие, скачущие от радости на крышах домов, раздающие сладости, поздравляющие друг друга — ведь погибли евреи. Катастрофа продолжается, как и тогда, во времена нацизма, под радостное улюлюканье тупого быдла. Катастрофа продолжается, потому что по сей день в мире немало людей, для которых само понятие «еврей» равносильно смертному приговору.

Что за всем этим последует? Надеюсь, что последствия будут, ибо враг понимает их отсутствие, как признак слабости и будет продолжать наносить удары с ещё большим остервенением. Разумеется, Запад осудит этот теракт, хотя, напрасно было бы ожидать того же шока и волны сострадания, которая прокатилась после парижских и брюссельских атак. Что поделаешь, Израиль — пасынок мирового сообщества, самим фактом своего существования, нежеланием подставляться под атаки бабуинов, вызывающий праведный гнев идиотов доброй воли. Они ещё расскажут нам, что мы должны понять «доведенных до отчаяния оккупацией» палестинцев. Ну да, до такого отчаяния, что они, бедные, отправляются взрываться, стрелять, бить ножами безоружных граждан, женщин и детей. И, надо думать, от отчаяния они так радуются, раздают конфеты и скачут.

Мне бы очень хотелось увидеть хотя бы одного артиста, журналиста, политика, любую публичную персону в майке с надписью, скажем: «Я — Тель Авив» или «Я — Сарона». Не дождётесь. Почему, как так получается, что израильтяне одними из первых сказали «Je Suis Charlie», а сейчас, сегодня, мир остаётся глух и равнодушен?

Я скажу, почему. Вернее, назову некоторые из многих причин, например, сам «Шарли» — да, неполиткорректный, что, в общем, не принято в нынешней Франции, но левый, искренне сочувствующий всяческой нечисти, в том числе и той, которая устроила бойню в его редакции. В этом дело — Запад в целом, а Франция в особенности, всеми силами пытается смириться с происходящим, с толпами оборзевших бабуинов, прущих на старый континент, а когда случаются подобные теракты, то застывают в тоскливом недоумении — как же так, мы ведь так стараемся. Что ещё надо сделать, чтобы нас не убивали?

И здесь у меня есть ответ. Даже два. Первый — смириться и ползти на кладбище, по пути, пытаясь хоть как-то прикрыть голову от камней всемирного джихада. Сказать себе, что мы избываем свою историческую вину, за которую нет и не может быть прощения. И тогда, умереть просветлёнными, с радостной улыбкой идиота. Как вариант — самим перейти в ислам. Но это значит, опять же, что катастрофа продолжается, просто, параллельно с еврейским вопросом новые нацисты решают и европейский. А вот и второй, о котором я тоже писал не раз. Вспомнить о бремени белых. Сказать самим себе — мы хотим жить и уважаем это желание у других. Но — ровно до тех пор, пока эти другие не приходят к нам и не пытаются заставить нас жить по их правилам, угрожая расправой в случае отказа. Вспомнить наконец, что у нас есть армия, полиция, спецслужбы, что Европа должна быть прежде всего для европейцев и тех, кто разделяет европейские ценности. У адептов же терпимости, т.е. терпил, есть два варианта — либо заткнуться и перестать призывать соотечественников к коллективному самоубийству, либо поменять место жительства на страну исхода своих подопечных, а заодно и прихватить их с собой. Ваш комплекс вины — он, исключительно ваш, ни в коем случае не мой. Пока же, Европа следует варианту из первого ответа, и здесь и кроется одна из причин отсутствия искреннего сопереживания трагедиям, которые происходят в Израиле.

Больше всего, не уверен, но надеюсь, что только подсознательно, их возмущает то, что Израиль ползти на кладбище не хочет, и несмотря на такой же мазохизм собственных левых, упрямо цепляется за жизнь. Да, тоже стараясь вести себя цивилизованно, насколько позволяют обстоятельства. Всё же выглядит так, что обстоятельства этого не позволяют. Пошли на поблажки в Рамадан, облегчили доступ с территорий — получили Сарону. Теперь, будем надеяться, Биби сдержит слово и возмездие последует. Иначе нельзя. То, что напрочь отказываются признать европейцы, и что с большой неохотой признают сами израильтяне — с бабуинами нельзя по-человечески. Они на радостях решают, что им всё позволено, становятся страшно обидчивы, а потому, сразу бегут стрелять и взрываться. Здесь, опять же — Израиль, это живой, пока, и надеюсь, таковым и останется, упрёк европейцам — он кусается в ответ, он меньше озабочен вопросом, чем ещё он может помочь этим бабуинам, он даже готов их по мере надобности отстреливать. Наиболее разумные даже уверены, что такая надобность есть. И то, что до большинства европейцев это не доходит — ещё один симптом того, что катастрофа продолжается.

Кровь с асфальта уже смыли, похоронили убитых, вылечат раненых. Но беда останется, и останется во многом потому, что многие не понимают, что она одна на всех, и в Париже, и в Тель Авиве, и в Торонто. Убивают всех одинаково. Вся разница в том, что евреи понимают это, в отличие от многих других. И пока ВСЕ, абсолютно все не допрут, что все мы в одной лодке, которую хочет потопить один общий враг, — катастрофа продолжается. И пусть я сейчас далеко, за океаном, я повторю снова и снова: «»Je Suis Tel Aviv». Чего и вам желаю. Катастрофа продолжается.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s