Потерять всю россию 3.

 

РФ – фсё! Убедите меня в обратном?

Как я уже упоминал выше, революционная ситуация 1985-1991 г. разрешилась не революцией, а инволюцией, то есть революцией со знаком «минус», когда общество не шагнуло вверх на более сложную ступень организации, а сорвалось вниз, вернувшись к архаичным формам существования.

Деградировало все. Любые сложные формы экономического взаимодействия разрушаются, поэтому в аэрокосмическом комплексе наблюдается не просто застой, а разруха. Даже упоротые ватники не вспоминают нынче про абсолютно провальный и феерически убыточный «Суперджет». Ракета-носитель «Ангара»? Ну, было пару запусков для галочки, бабло попилили. Проект закрыт. Рабочей лошадкой является «Протон», древний, как говно мамонта. Про «Булаву», которая взлетает через раз, а долетает, куда следует, еще реже, вспоминать не хочу.

Да что там ракеты, даже в автопроме «производство» ограничивается отверточной сборкой. Локализация ВАЗовского металлолома – 40% в лучшем случае, остальное – замаскированный под «отечественную сборку» импорт. Но и тут на выходе умудряются делать унылое говно.

Как там у нас дела в станкостроении? Обрабатывающие центры делаем? Согласен, смешной вопрос. Даже в ВПК все держится на импортных станках, которые, кстати, не смотря ни на какие санкции исправно поставляются в РФ. Это вообще какая-то совершенно удивительная штука: именно после 2014 г. Запад вдруг начал массированное переоснащение оборонно-промышленного комплекса РФ. Неужто готовят нас к войне? Интересно, с кем же? Факт остается фактом: в РФ практически умерло машиностроение, электроника, все в большую зависимость от импорта впадает атомстрой: котлы, турбины –иностранные.

Зато «процветают», если можно так выразиться, самые архаичные формы хозяйствования – экспорт энергоносителей, зерна и прочий низкопередельный полуфабрикат. Это полностью повторяет ситуацию начала XX столетия, когда «Россия, которую мы потеряли», гнала на мировой рынок нефть и зерно. Правда, тогда она обеспечивала примерно 50% потребности мира в нефтепродуктах, сегодня ее доля рынка – менее 10%. С зерном та же ситуация. Собственно, рост экспорта злаков – следствие деградации животноводства, которое раньше и потребляло это самое зерно. Ситуацию в рыбной отрасли вообще можно охарактеризовать, как катастрофу. Поэтому в 1990 г., когда, как нам рассказывают либерасты, в СССР были пустые полки и чуть ли не голод, среднедушевое потребление рыбы было почти в два раза выше, чем сегодня.

Социальная сфера деградировала настолько очевидно, что ничего нового я не скажу. Бесплатное образование и медицина сегодня кажутся какой-то сказкой. Что у нас с наукой? Застой, говорите? Нет, это не застой, это – крах. В 40-60-е годы Советскому Союзу удалось обойти Запад в ядерных и космических технологиях, создав передовую форму организации научной деятельности – наукограды. Запад ответил технопарками. Чем мы ответили на вызов? Сколковым, блин! И в это Сколково до сих пор безуспешно пытаются зазвать сбежавших из постсоветской Рашки русских ученых, которые почему-то именно в бездуховной Гейропе заработали свои Нобелевские премии. «Роснано» — еще один пример феерических высокотехнологичных успехов путинизма. На 16 уже завершенных проектах – чистый убыток 12 млрд. руб.  В одном только 2013 г. чистый убыток – 40 млрд. руб.

А что у нас в области нематериальной культуры? При проклятом совке был гнет цензуры и идеологический прессинг, мастера культуры работали из-под палки, русская культура была отрезана «железным занавесом» от мировой, что будто бы не давало ей обогащаться. При этом почему-то массово создавались шедевры в кино, литературе, театре, музыке, изобразительном искусстве. А сейчас полная свобода творчества, открытость миру, материальный стимул обеспечивается неограниченной возможностью продавать творчество. И где же культурный расцвет Рассиюшки?

Если что и расцвело пышным цветом, так это блатной шансон и сериально-жевательная суррогатная шоу-телекультура. А вот книги некогда самая читающая в мире страна читать почти перестала. Если и читает, то либо бушковско-донцовские детективчики, либо импортных Толкиена и Роулинг. Деградация налицо, причем гораздо более глубокая по масштабам, нежели в экономике.

Зато «духовность» прет вверх. Попы нынче освящают и газпромовские корпоративы, и бандитские лимузины, и космические ракеты. Церковь претендует на монополию на рынке идеологического окормления электората. Но, минуточку, церковь – это и есть архаичный социальный и экономический институт эпохи феодализма. И «возрождение» этого средневекового мракобесия как раз подчеркивает инволюционный характер изменений в стране, изменений, связанных с отступлением в прошлое, с примитивизацией.

Продолжать можно до бесконечности. Абсолютно любая сфера жизни общества оказалась в упадке. Любая, кроме потребления, но ведь потребляем-то мы в основном продукты иностранного производства, а львиная часть того, что имеет лейбл Made in Russia, есть продукт локализованного производства, принадлежащего иностранным компаниям. А за счет чего происходит рост потребления, я уже сто раз объяснял – за счет проедания природной ренты и перераспределения ресурсов из фондов накопления в фонды потребления. Фонды накопления – это не банковские депозиты, если кто-то так подумал, а вложение в средства производства, в экономический базис общества. Тупо проедали все, что только можно.

Зачем я в очередной раз повторяю очевидные вещи? Чтобы задать простой вопрос: если деградирует все и вся, то что происходит с элитой? Элита стремительно деградирует, причем она, как и положено элите, задает тренд. Рыба гниет с головы. Деградация элиты неизбежна, потому, что с переходом общества на более примитивные принципы взаимоотношений падают требования к интеллектуальным способностям управленцев. Руководителю авиастроительного концерна, инициирующего производственную цепочку из двух тысяч предприятий, необходим мощный интеллект, дабы просто понять, как функционирует этот сложнейший научно-производственный организм. А чтобы им управлять, никакого, самого мощного интеллекта не хватит. Для этого нужна более сложная форма организации управления – коллективный разум, опирающийся на разум машинный.

А вот «эффективному менеджеру», сдающему в аренду под склады цеха уничтоженного авиазавода, разве нужно обременение в виде развитого мозга, способность к инженерному творчеству, умение проектировать производственные и социальные процессы? Все, что ему нужно – следить за конъюнктурой на рынке недвижимости, чтобы не упустить момент, когда землю можно будет продать с профитом девелоперу, да умение пользоваться калькулятором. Тогда зачем обществу в целом нужно обременение в виде громоздкой системы образования и тысяч научных учреждений, производящих интеллектуальный продукт, не находящий спроса? Вот поэтому и отмирают все сложные социальные системы, мозги утекают на гейски-бездуховный Запад, а Рашка стремительно превращается в Папуасию.

Хотите со мной поспорить? Ладно, давайте допустим, что она превращается в Папуасию не стремительно, а средними темпами, или даже медленно. Вам стало легче? 90% из ныне живущих рашко-папуасов в любом случае доживут до краха своей Папуасии, потому что распад и разложение – логическое завершение любого деградационного процесса.

Задача элиты – обеспечивать самовоспроизводящийся процесс социального, экономического, культурного, технического развития. Если в обществе доминируют деградационные процессы, то, значит, элита этот самый процесс деградации и воспроизводит. Логично? И сама элита задает общий тренд, то есть деградирует морально, интеллектуально, идейно быстрее, чем общество в целом.

Если во главе социума стоят люди прогрессивно мыслящие, устремленные взглядом в будущее, с чем они будут бороться? Верно – с «пережитками прошлого», со всем тем, что тормозит развитие общества, что удерживает его в прошлом. В этом смысле борьба большевиков с кулачеством, отстаивающим архаичные формы хозяйствования, вне которых оно не имело шанса на существование, или церковью, абсолютно не востребованной в интеллектуально развитом обществе, логична.

А с чем должна бороться современная россианская элита, элита, воспроизводящая процессы деградации и разложения? Совершенно верно, она должна подавлять любые проявления прогресса, революции (не политической, а революции даже технической), любые формы социальной самоорганизации, элита должна уничтожать носителей более развитого интеллекта, потому что они представляют потенциальную угрозы. Именно это и происходит!

Вот письмо, которое месяц назад я получил от своего читателя. Публикую с большими сокращениями в легкой литературной обработке, но сохранив, так сказать, эмоциональный накал:

«Ура, прощай немытая рашка-говняшка Россия! Вчера продал последнюю квартиру, валю отсюда навсегда. Как же меня зае…ала родина, мать ее! А ведь еще 9 лет назад я, молодой к.т.н. (кандидат технических наук – авт.)был ультра-патриотом, мечтающим осуществить прорыв в светлое нано-будущее. Два года отработал в госконцерне, занимался разработкой систем техконтроля, функционирующих в агрессивных средах. Тупость начальства не поддается никакому описанию. Но мне повезло, удалось замутить небольшой стартап. Проектировал уже автоматизированные системы контроля и анализа данных. Датчики делают замеры, передают их в центр обработки и на выходе оператор получает полную картину, визуализированную в качестве цветных графиков.

Два года я «жировал», потому что директор концерна по каким-то неизвестным мне соображениям решил вывести НИОКР и САПР на оутсёрсинг. Потом директор сменился, а новый хозяин решил все переиграть без объяснения причин. В итоге я потерял фактически единственного клиента. Накопленный опыт и финансовый «жирок» позволили мне начать проектирование и штучное производство под заказ (не в РФ) робототехнических средств контроля, функционирующих все в тех же агрессивных средах. Не буду углубляться в технические детали, не о том речь.

Первая проблема, с которой я столкнулся – тупость. Я знаю, что мой продукт востребован в ВПК, нефтехимии, нефтедобыче, угольной отрасли, судо- и авиастроении, потенциально — космонавтике. Однако люди работают «по старинке», с громоздкими системами, иногда еще советскими 80-х годов, и тупо не желают никаких изменений. Ведь применение новых технических средств требует новых знаний, новых специалистов. И в этом случае старорежимные спецы становятся ненужными, а они фанатически держатся за свои места, за финансовые потоки.

Эффективные частные собственники, вроде бы кровно заинтересованные в оптимизации производственных процессов и максимизации прибыли, в 99% случаев тупо не понимают специфики процесса. Они, б…ять, портфельные, с…ка, инвесторы! Они вложили 50 лямов баксов в завод и требуют от менеджмента отбить затраты в течение 3-5 лет. Из этого вытекает вторая проблема.

Для управления предприятием создается структура из профессиональных манагеров, которые хорошо разбираются в налоговом законодательстве, точнее знают лазейки в нем, но полные валенки в технике. Они умеют «оптимизировать финансы», и таким образом решают поставленную собственником задачу по отбивке инвестиций за 3-5 лет. Но это происходит путем жесточайшего «обезвоживания» собственно производственной сферы: сокращают персонал, избавляются от «балласта», выводя на внешний контур сервисные, ремонтные службы, НИОКР. Ну ты в курсе, сам описывал, как это происходит в нефтянке. О каких инвестициях, какой, е..ать ее в ср…ку, модернизации может идти речь, если они требуют затрат, а тупорылые манагеры знают только один способ оптимизации – сокращение затрат при одновременном форсировании нагрузки на персонал и основные фонды?

Худо-бедно удавалось сводить концы с концами до 2014 г., перебиваясь, можно сказать, случайными контрактами. Обнаружилась такая закономерность: более 65% моих клиентов в структуре собственников имели иностранных инвесторов и иностранных   менеджеров-надсмотрщиков. Видимо, это как-то влияло на уровень адекватности управления.

А потом благодаря «крымнашу», санкциям и последовавшему обвалу рубля, мой бизнес накрылся лохматой п…дой. Поскольку конечный продукт производится за рубежом, издержки подпрыгнули на 30%, а мой потребитель платит рублями, да и рублей у него резко стало меньше. В программу «импортозамещения» вписаться не удалось. Во-первых, у меня нет волосатой руки в верхах, а всеми денежными потоками рулят в РФ политиканы. Во-вторых, требование локализации производства невыполнимо в принципе. Я не могу организовать даже отверточную сборку в Новосибе (были такие планы) из китайских компонентов, потому что для этого нужны солидные вложения. Коммерческий кредит под 20% годовых для меня неподъемен в принципе. А на фоне падения рубля и сужения спроса до минимума инвестировать в основные фонды – полнейшее безумие. Единственное, что могло спасти меня – господдержка. Но государству я на…уй не нужен со всеми своими ноу-хау. Всё, финиш!

Я не буду врать, что мои разработки не имеют аналогов и тэ дэ. За рубежом есть более продвинутые системы с хорошо развитым сервисом. Но они сегодня дороже в 3-4 раза. Потенциал для развития был, например, надежность моих систем на уровне, а ремонтоспособность такова, что продвинутый оператор сможет сам протестировать засбоивший модуль и самостоятельно заменить компонент, ткнув в нужное место паяльником. Западная производственная культура такого не предусматривает в принципе. «Левша» — чисто русский феномен. Таким образом обслуживание нашей системы было гораздо более дешевым, не требовало вмешательства специалиста от производителя (а это – деньги).

В итоге я продал свой бизнес, весь патентный портфель иностранной компании и буду теперь не хозяином, а наемным работником, должность называется что-то вроде главного инженера по внедрению и адаптации на производстве. У меня 5-летний контракт с перспективой продления, обещаны бонусы (я же топ). Мы будем продавать дешевые системы в Латинскую Америку, и другие бедные страны, где можно конкурировать с мировыми производителями по цене и стоимости сервиса. Возвращаться в Роиссю не планирую в принципе, даже если ты сделаешь в ней революцию. Не вижу в Роиссе здоровых сил, способных к перерождению. Все быстро скатится в унылое говно.

9 лет битья головой в каменную стену тупости, жадности и скотства выбили из меня весь патриотизм. С женой развелся, родители умерли. Что меня держало среди «родных березок»? За три месяца в Гейропе даже намека на ностальгию в себе не обнаружил. Шлифую свой новый «родной язык», пытаюсь перетянуть сюда ядро команды проектировщиков, с которыми работал, это пять человек. Вот и все мои «якоря» в РФ на сегодня.

9 лет назад я еще гордился, что я русский (или советский?), теперь жалею, что нет в роду евреев и «запасной родины», как у моего институтского друга, который, хоть и живет в Москве, но работает на израильскую фирму, где почти все руководство — «наши», включая нашего препода сопромата, который сделал ноги в Хайфу еще в 1994 г.

Россия обречена, как динозавр, потому что в ней востребованы дельцы (дельцы-утилизаторы – авт.), а не интеллектуалы, к коим я имею смелость себя причислять. Интеллект выдавливается из организма, организм впадает в маразм. Думаешь я русофоб? У меня нет ненависти к России и русским. Есть лишь чувство бесконечной усталости и пессимизм. Я искренне хотел быть полезен. Меня измочалили, вытерли ноги и выдавили вон. Ну, вот и е..итесь теперь сами.

В революционеры и повстанцы я не гожусь, я инженер. Как инженеру, мне комфортно по эту сторону железного занавеса. И нас тут, бывших русских, оказывается, много. Будучи здесь, это замечаешь. Кто-то еще тешит себя надеждой, что, если условия для жизни и работы там вдруг будут лучше, или хотя бы сопоставимыми, они вернутся. Но те, кто здесь давно, утрачивают всякие ментальные связи с исторической родиной. Вот и я уже через три месяца пребывания в статусе экспата пишу «у вас там»…

Да, это описан частный случай. Есть частные случаи и обратные. Но обратные примеры можно по пальцам пересчитать. А вот описанный в письме частный случай – это иллюстрация правила. Уверен, что в комментариях читатели приведут немало схожих примеров.

Теперь вопрос: может ли деградирующее государство существовать бесконечно долго, даже если оно деградирует медленно? Может ли элита, воспроизводящая процессы деградации, господствовать вечно? Теоретически – да. Ведь сегодня в стране нет альтернативного субъекта (контрэлиты). И если не позволить ей возникнуть, вытаптывая интеллектуальную среду, необходимую для ее вызревания, применяя репрессии против недовольных, удерживая пассивную биомассу в состоянии политического анабиоза, то путинизм может существовать очень долго.

Но на практике это нереализуемо, потому что Россия существует не в вакууме. И как только русское государство ослабевало, ему неизбежно приходилось сталкиваться с серьезным внешним вызовом. Не буду пересказывать школьный курс истории. Достаточно вспомнить обстоятельства конца романовской империи, рухнувшей под бременем войны или конец советской эпохи, ознаменовавшийся нашим поражением в Холодной войне.

Но если в войне с Западом пал и развалился на части могучий Советский Союз, то каковы шансы выстоять у современной РФ, элита которой деградировала до состояния почти полной недееспособности? Путинизм успешно может подавлять врага внутреннего. Но что он может ответить на серьезный внешний вызов? Возьмите любой авторитарный режим, который казался несокрушимым в глазах собственного населения. Вчера Чаушеску правил железной рукой, а сегодня его ставят к стенке. Сколько недель продержался Каддафи? Много ли оставался у власти Милошевич после капитуляции перед Западом? Янукович, не к ночи будь помянут, имел рейтинг под 30% — больше, чем у иного лидера ЕС. Агония его режима длилась чуть более 80 дней. ДНЕЙ, ребята, дней! И не надо тешить себя иллюзиями, что если бы он дал «Беркуту» приказ применить оружие, то… Он противостоял не кучке укуренных отморозков, бомжующих на Майдане, а Западу. «Беркут» тут поможет не больше, чем горчишники при холере.

Вот и деградировавший путинский рейх рухнет, словно карточный домик в случае, если «вашингтонский обком» решит поменять в России политические декорации или вообще захочет прикрыть лавочку. Почему Запад до сих пор терпит слетевшего с катушек кремлевского карлика? А зачем его менять? Путинская элита под аккомпанемент песенки про вставание с колен отлично справляется с задачей утилизатора России.

 

Барина на вилы!

Збигнев Бжезинский очень изящно протроллил русских: «…поскольку 500 миллиардов долларов российской элиты лежат в наших банках, вы ещё разберитесь: это ваша элита или уже наша?». Давайте разберемся.

Наша элита – не наша в смысле принадлежности, национальной идентичности. Но она и не их элита в субъектном смысле. Все предельно просто: наша элита – их слуги. Шестерки Запада – наша элита. И шестерки никогда не будут интегрированы в мировую элиту, как бы истово не веровали в это наш фюрер и его геноссе. Они могут отдать своим хозяевам в залог свои (эти ребята искренне считают своим то, что украли) капиталы (о, это давно уже не 500 миллиардов, о которых Бжезинский писал в 1997 г.); они могут отдать в заложники своих детей (личинки большей частью уже там); они могут сдать последний атрибут великодержавности, что остался у РФ – ядерное оружие; они могут даже уничтожить саму РФ. Но они не имеют ни единого шанса быть вознаграждены за это приемом в мировую элиту.

В мире большой политики нет места благодарности. Там есть лишь целесообразность. После того, как наша илитка уничтожит РФ, она станет ненужной хозяевам, ее ограбят и выбросят на помойку. Шах Ирана Реза Пехлеви, истовый проводник вестернизации Ирана, после того, как потерял власть в своей стране, тут же лишился капиталов, вывезенных в США, а в Великобританию его не пустили даже в качестве частного лица, дабы он смог тихо дожить свой век в принадлежащем ему замке. И это не смотря на то, что у него были почти дружеские личные отношения с Маргарет Тетчер.

Мавр, сделавший свое дело, становится не нужен. И ведь Пехлеви искренне верил, что если он фанатично проводит в жизнь интересы Запада, то Запад его за это отблагодарит. Ага, «отблагодарил». Много ли вы назовете диктаторов, которые, потеряв власть, не потеряли наворованное и вывезенное на Запад, смогли спокойно дожить свой век на роскошных виллах? Но одно дело – отдельный диктатор или его семья, и совсем другое – тысячи представителей элиты разгромленной страны, которые нафиг никому не нужны. С какой радости Запад позволит воспользоваться сворованными деньгами всем этим ротенбергам-тимченкам-дерипаскам-сечиным-миллерам-чайкам?

Когда в РФ полыхнет, их тупо не пустят к их европейским поместьям и банковским ячейкам. Западу не нужны отработанные одноразовые служки. Живыми – точно. А так, если взбунтовавшаяся чернь порвет в клочья Путина и его зятька Шеломова, то их миллиарды останутся в распоряжении люксембургских, франкфуртских и цюрихских банкиров. Для Запада очень желательно, чтобы эти ребята не дожили до первого допроса в ЧК, а то могут сболтнуть что-нибудь лишнее, попалят контору.

Понимают ли наши «кремлевские башни», что их дни сочтены? Умом понимают, но душой фанатично верят в то, что им фартанет, что их не бросят «партнеры». Пехлеви думал так же. Такова человеческая природа – рассудок до последнего отказывается принимать неизбежность конца, вера в чудо перевешивает все рациональные доводы.

Но пятой точкой кремлесуки чуют приближающегося на мягких лапах северного пушного зверька. Чуют все – и «фараоны», и «крезы», и «стражи» и «жрецы». Они осознают, что не в силах удержать нынешний порядок, законсервировать его, а при новом порядке им грозит тотальное уничтожение.
Наивные люди полагают, что путинисты должны быть заинтересованы в сохранении РФ хотя бы из чувства самосохранения: ведь пока у них в руках есть ресурс в виде страны, одиннадцатой по величине экономики мира (пару лет назад это была пятая экономика), пока, в конце концов, у них есть ядерный чемоданчик, они хоть что-то собой представляют. Если они похерят страну – они никто, как Остап Бендер на румынской границе. Поэтому, дескать, у элиты должен проснуться инстинкт самосохранения, и ради спасения себя они должны позаботиться о спасении страны. Хотя бы затем, чтоб было, что доить их детям. Логично?

О, насколько это глупые рассуждения! Игорь Стрелков как-то метко сравнил РФ с тонущим «Титаником», в спасении которого не заинтересован капитан, штурман и первый помощник, вскрывшие судовую кассу и перегрузившие ее на спасательную шлюпку. Если корабль будет спасен, факт кражи утаить не удастся. Им очень хочется спрятать концы в воду. На дно. Кто скажет, что это нелогично?

Поставьте себя на место Путина. Происходит революция. Он сбегает к своим миллиардам в милый сердцу фатерлянд. Допустим, его даже приняли там. Заинтересован ли он в том, чтобы Россия сохранилась? Нет, он будет молиться о том, чтобы она издохла в корчах гражданской войны, развалилась на 50 бантустанов, была поделена между мировыми державами. Тогда с него никто не спросит за нажитое рабским трудом на галере. Сдох Советский Союз – некому стало спросить с меченой твари за предательство. Сдохнет Россия – безнаказанным останется беглая кремлевская крыса. Согласитесь, такая логика куда более жизненна.

Но, повторюсь, у Запада нет ни единого мотива быть добрым к своему холую Вольдемару. Отработанный агент должен быть утилизирован, чтобы не создавать проблем. Поэтому сегодня на российском Олимпе снова, как и 30 лет назад, формируются два лагеря – консерваторы-«имперцы» и космополиты-«транснационалы». Деление, разумеется, условно. Оба лагеря едины в одном: нельзя допустить в РФ революции. Но в том, каким способом ее предотвратить, у них есть радикальные расхождения.

«Имперцы» полагают, что власть надо сохранить любой ценой, для чего следует наращивать военный потенциал, как гарантию от посягательств извне и аппарат репрессивный, для того, чтобы выжигать напалмом любые попытки оспорить гегемонию со стороны «внутреннего врага». Власть (господство) для них является высшей ценностью, источником благосостояния, гарантии собственной неприкосновенности. Поэтому они готовы превратить РФ даже в Северную Корею, лишь бы сохранить свое доминирующее положение. Со своими хозяевами они всегда надеются замириться, восстановить «партнерские» отношения. Однако с позиции силы это, на их взгляд, можно будет сделать более эффективно. Если и не примут в мировую элиту, так хоть будем «первыми гопниками на деревне».

«Транснационалы» же изначально стоят на пораженческих позициях. Они готовы сдать Рашку с потрохами, интегрировать ее в качестве периферийного придатка в мировую капиталистическую миросистему. Они даже не претендуют на членство в глобальном совете директоров. Условие одно: они желают сохранить за собой посты супервайзеров (надсмотрщиков) над территорией бывшей России. Аргумент наивен, но, как им кажется, убедителен: население не примет иностранную администрацию, биомассса не должна воспринимать эту капитуляцию, как начало оккупационного режима. И еще эти ребята искренне считают себя незаменимыми. Мол, никто не знает специфику РФ, чтобы осуществлять ее дойку столь же эффективно.

Если «имперцы» намерены и дальше воровать для себя и платить дань Западу за продление ярлыка на «великое княжение», то «транснационалы» готовы удовольствоваться меньшим: доить Рашку для Запада, довольствуясь строго оговоренной долей с надоев. Угадайте, на какие силы делает ставку «вашингтонский обком»? Так же, как в эпоху Перестройки Запад поддержал «реформистов» в борьбе с «имперцами», так и сейчас он благоволит «транснационалам», противостоящим «имперцам».

Теперь замените мысленно слово «транснационалы» на «системные либералы», а «имперцы» на «питерские чекисты». Картина стала более ясной? Да, противоречия внутри правящего класса нарастают, и есть вероятность прямой конфронтации. Я не буду моделировать конкретные сценарии. Но не надо обладать очень богатым воображением, чтобы представить уличное противостояние между карательными батальонами нацгвардии (пушечное мясо «имперцев») и белоленточными майдаунами (пушечное мясо системных либералов-«транснационалов»).

Конфликт интересов внутри элиты возможен и даже неизбежен. Это совершенно естественный процесс внутривидовой конкуренции в условиях резко сузившейся кормовой базы. Денег-то на раздербан стало меньше, а затягивать пояса никто не желает. Если нельзя нарастить или сохранить кормовую базу, приходится сокращать число едоков. Чем острее будет недостаток ресурсов, тем выше накал противостояния, тем больше трещин внутри монолитной, как сегодня представляется, элиты появляется. Противостояние может обозначиться не только  между консерваторами-«имперцами» и «транснационалами»-пораженцами, но и, например, между центральной властью и региональным «боярством».

Соперничать между собой могут начать и участники господствующего квадриумвирата бюрократия-олигархия-силовики-системная интеллигенция. Ресурсная база правящего режима, напомню, продолжает сокращаться. Кто должен получить больше в миску – «стражи»-каратели или «жрецы»-пропагандисты? Да, когда начнутся уличные голодные бунты, именно каратели должны быть сытыми и преданными до фанатизма царю, дабы без всяких сомнений утопить в крови любой протест. Но именно пропагандистская машина в современном социуме, удерживает массы в покорности. Господство базируется на манипуляции, а не на насилии.

Так что посадить системную интеллигенцию на голодный паек (денег нет, но вы держитесь) не получится. К тому же именно у «жрецов» наибольшие шансы быть востребованными при новом режиме, кто бы ни пришел к власти. Даже оккупационная власть всегда нуждается в местных «мальчишах-плохишах», которые будут объяснять с экрана зомбоящика туземцам, что, грубо говоря, НАТО вас не оккупировало, а освободило от тяжкого гнета путинизма. Эта «моральная эластичность» определяет склонность «жрецов» к измене, коллаборационизму. Следовательно, кормить системную интеллигенцию, готовую взять сахорок с любой, в том числе и чужой руки, нужно будет не меньше, чем силовиков-карателей, а, может и лучше. А если ресурсов нет… Вот тут и возникают серьезные проблемы.

Да и часть силовиков вполне может решить, что рано им отправляться в Валгаллу вслед за своим слетевшим с катушек фюрером. Уж на что у Гитлера были преданные стражи, но и они, когда запахло жареным, пошли на прямое предательство (события 20 июля 1944 г). Каким бы фантастичным это не казалось сегодня, но исключать из числа базовых сценариев системного кризиса режима преторианский переворот, мы не будем. Напоминаю, о чем яписал ранее – значительная числом и наиболее интеллектуально развитая часть «стражей» царского режима выступила в качестве главной силовой опоры большевиков.

Подобного рода конфликты всегда являются многомерными, что затрудняет их прогнозирование. Вспомним эпоху развала СССР, когда в драке за ресурсы сцепились между собой центральная бюрократия и региональные сепаратисты (хватит кормить Москву, русские оккупанты, убирайтесь домой!), различные ведомства, отраслевые лобби. Советская экономика была излишне милитаризованной, и ВПК привык получать финансирование в приоритетном опрядке. А тут вдруг выяснилось, что пустые полки в магазинах представляют для режима большую угрозу, чем 6-й флот США. Аграрное лобби стало требовать больше ресурсов, мотивируя тем, что без космоса мы проживем, а без картошки – нет.

Но есть и предпосылки для более масштабного конфликта между элитой и обществом в целом. И здесь помимо чисто материального аспекта появляется аспект принципиальный – мировоззренческий. Но начнем с желудка, ибо бытие определяет сознание. Мир между обществом и элитой до сего дня держится на базе шаткого консенсуса: вы там наверху воруйте, но делитесь.  Сделав массы соучастником разграбления (утилизации) страны, правящая верхушка заручилась пассивной лояльностью общества.

Элита разворовывала страну, но она грабила не ныне живущих ротожоп, а прошлые поколения, утилизируя советский экономический потенциал и будущие поколения, оставляя их без значительной части сырьевой ренты. Поэтому мы наблюдали такой удивительный парадокс: чем наглее шел грабеж, тем выше росло благосостояние, уровень потрбеления «ограбляемых». Но этот молчаливый консенсус рушится на глазах.

Сегодня уже нельзя воровать у прошлого (почти все разворовали) и у будущего (баррель упал, конъюнктура на сырьевых рынках плохая). Но элита органически не способна даже временно эволюционировать из паразитическуой в созидающую. Она не может перестать грабить. И она начинает агрессивно перераспределять ресурсы в свою пользу, обделяя массы. Пока речь идет о том, что поток благ, направляемых на пропитание биомассы, радикально сократился, в то время как уровень потребления элиты остался неизменным (это ж – святое). И очень недалек тот день (а, может, этот момент уже наступил), когда элитка начнет высасывать из общества тот небольшой жирок, который оно накопило  в годы путинской «стабильности».

Что происходит с человеком, когда он перестает получать пищу в нужном количестве? Организм начинает поедать как бы сам себя, черпая энергетические ресурсы изнутри – сначала расходуется жиры, потом «съедается» мышечная масса, а после наступает смерть от истощения.

Но в нашем случае  общество не может позволить себе быть утилизированным ради сохранения элиты. Дело в том, что элита функционально является для социального организма ПАРАЗИТОМ, встроенным в систему обмена веществ. Вспомним Бжезинского с его знаменитым «Вы разберитесь…». Мы давно разобрались. Но у масс нет коллективного разума, а есть лишь коллективное бессознательное, тесно связанное с желудком. И как только на бессознательном уровне массы воспримут сигнал о том, что элита есть паразит, прозойдет активация социальных, то есть надбиологических инстинктов самохранения, начнется необратимый процесс отторжения паразитических элит (других-то  и нет).

Этот момент еще не наступил. Образно выражаясь, телевизор все еще побеждает холодильник. Массы шкурой чувствуют наступление «черной полосы». Но первая реакция социального организма кажется стороннему наблюдателю противоестественной: вместо  борьбы с паразитами происходит трогательное коленопреклоненное единение с ними. Барин, мы с тобой! – словно вопиют массы, привычно готовые сплотиться вокруг власти в момент кризиса государственности. Взметнувшийся ввысь рейтинг Путина – тому подтверждение. На этих выборах Партия Жуликов и Воров получит не менее 70% мест в ГосДуре – и это тоже будет проявлением бессознательного этатизма, стихийного, глубинного русского патернализма.

У масс, как бы глубоко они не деградировали морально, интеллектуально, сохраняется инстинкт самосохранения, уже напрочь утраченный илиткой. Массы готовы жертвовать ради сохранения социума, государства. Готова ли к этому элита? Вопрос риторический.

Но очень быстро маятник качнется в противоположную сторону. Произойдет озарение: мы затягиваем пояса не ради спасения страны, а всего лишь для того, чтобы верхушка продлила себе банкет на верхних палубах тонущего «Титаника». Барин, ослабони! – примерно таков будет следующий глас народа. Услышит ли барин? Вопрос риторический.

Произойдет стремительная десакрализация власти, утрата ею легитимности. Чем хуже будет экономическая ситуация, тем более взрывообразно будет происходить этот процесс формирования революционной ситуации. Сразу вспоминается из нетленного:

Кум докушал огурец
И закончил с мукою :
«Оказался наш Отец
Не отцом, а сукою…»

Прям в точку про нынешнюю главкрысу!

И вот тогда начинается русский бунт, бессмысленный и беспощадный. Пугачевщина. Свирепый многоголосый рык «Барина на вилы!». Может ли стать бунт, если не гуманным, то хотя бы осмысленным? НИКОГДА! Осмысленной может быть только революция. И только КОНТР-элита, альтернативная элита, стремительно развивающаяся в период революционной ситуации, способна придать разрушительному бунту осмысленный, социально-созидательный характер. Только в этом случае разрушение старого мира станет составляющей творческого акта строения мира нового.

Если контрэлита не сформируется, не станет дееспособной в тот, очень мимолетный исторический момент, системный кризис в России вновь примет не революционный, как в 1917 г. а инволюционный, как в 1991 г. характер. Напомню, что в ходе Перестройки не произошло формирование альтернативной элиты, имело место мутация элиты коммунистической. Произошла смена строя, смена экономической парадигмы, смена социальной структуры общества без смены власти. Назревающий системный кризис не оставляет новороссианской илитке ни единого шанса на выживание. Дважды не фартанет, это из области фантастики.

 

 

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s